Главная страница

facebook twitter livejournal email

О территориях и манипуляциях

Политика

Когда я был по российскую сторону границы и ходил на эфиры государственных телеканалов много копий ломалось про Крым. Моя позиция по данному вопросу (находясь с российской стороны великой шахматной доски) всегда состояла в том, что захват Крыма был большой и вредной глупостью.
Пост не об этом но на всякий случай оговорюсь что вопрос «Что сегодня делать с Крымом?» и вопрос «Стоило ли его брать?» это два совершенно разных вопроса и по первому у меня четкой позиции нет (простой возврат территорий не обеспечит возврата ситуации), а со вторым все очевидно.

Позиция моя последовательно экономоцентрична, и базируется на двух тезисах, которые изложу нарочито гротескно:

1. Не вдаваясь в механику причинно-следственных связей можно с уверенностью констатировать, что прямым результатом захвата Крыма, и последовавших за ним событий стало существенное ухудшение жизни более чем 200 миллионов человек по две стороны русско-украинской границы. А по большому счету и на всем пространстве б. СССР. Основные людские потери от этого события произошли не на Донбассе а ровным слоем по всей территории нескольких стран, где в угоду росту военных расходов сокращались медицинские, а санкции или девальвации снижали доступность импортных лекарств для широких слоев.
Как обычно памятник миллионам стариков, которые умерли на годы раньше возможного срока, ради великих национальных «идей» и «интересов» никто не поставит.
С моей точки зрения никакие абстракции не могут оправдать ухудшения жизни 200 миллионов.

2. Вся постсоветская история свидетельствует, что на постсоветском пространстве хоть какую-то ценность представляли только территории на которых были нефть/газ. Все остальное пребывало либо в бедности и деградации, либо дотировалось за счет нефтеносных территорий.

Успешность/неуспешность постсоветских стран зависела в первую очередь от вопроса есть/нет нефть, а уже потом от качества управления. Даже Туркменбаши при наличие углеводородов мог обеспечить относительное благополучие. Гораздо более профессиональные правительства, лишенные нефти приходили к гораздо худшим результатам.
Вопреки распространенным представлениям, на реальном постсоветском пространстве так сложилось, что любые территории без нефти и (спорно) мегаполисов – чистый пассив. Территории, обремененные обрабатывающей промышленностью, – пассив втройне.

В Российской Федерации территориями донорами стабильно являются Тюменская область с автономиями, Сахалин, Ненецкий округ да Москва. Все остальные – чистые содержанцы. Кто-то больше кто-то меньше. Но если считать все на круг, включая сальдо расходов и доходов ПФР и прочее, то даже Татарстан не донор, а про остальных и говорить нечего. И это никак не связано с качествами живущих на этих территориях людей – исключительно с геологией.
В этой ситуации я всегда говорил, что избавление России от республик б. СССР было великим благом, обеспечило нам возможность тратить доходы от своей нефти на меньшее количество людей.

В этих условиях, присоединение региона без нефти, который тоже придется содержать – поступок крайне нерациональный. Рационально свои без нефти с доплатой раздавать.

Подчеркиваю: рационально, не с точки зрения такой абстракции, как «страна» и не с точки зрения небольшой группы людей, которые нами управляют, а с точки зрения 150 миллионов человек, которых кормят 500+ млн тонн нефти в год. Делили бы на 120 млн – жили б лучше. На 200 – гораздо хуже.
Примитивизирую, конечно, но логика моя всегда было примерно такой.

И вот стал я последнее время на Украине бывать. А там похожие разговоры. Больше конечно про Донбасс, чем про Крым. И вот уже не первый раз спрашивают меня: «а вы бы что на нашем месте делали?».

Перевернул я доску и стал думать, как на их месте ходить. У них нефти вообще нет. Потому Крым не беднее остальной части страны и содержать его дорого не стоило. Хотя тоже дотационный был. Прибытка с Крыма, особенно после последних событий еще долго никому не будет.

С Донбассом сложнее. Формально туда больше всего дотаций шло, но это особенности учета. Угольные шахты и олигархические шашни. По уму регион скорее донор был, с точки зрения экспортной выручки так точно.
Но все это когда-то было. А сейчас там разрушения, которые не на что восстанавливать, и люди с оружием в руках и бредовыми идеями в голове. Зачем это все Украине? Не абстрактной «стране» или правительству, а тем 40 миллионам реальных людей, которые там не очень хорошо живут.

Поэтому мой план для Украины прост. Предложить Путину признать Крым российским в обмен на то, что он в нагрузку заберет еще и Донбасс.

Ну и по мелочи там прощает долги, снимает санкции и т.д.. Можно еще «на восстановление» попросить. Там в Кремле настолько увлеклись вставанием с колен, что могут даже приплатить, да еще и рады будут.

Не сложно догадаться что за редким исключением (способные к рациональному мышлению люди везде встречаются) мои соображения по данному поводу у украинцев вызывает примерно ту же реакцию, что и мои соображения по поводу Крыма в России.

Очевидно, что мой план политически невозможен. А жаль. Ведь с точки зрения реальной жизни реальных 200 миллионов человек он даст максимально возможные улучшения. Это практически математически доказуемо.
Ведь с учетом издержек от западных санкций даже для России осмысленно в обмен на их снятие забрать еще пару депрессивных разрушенных регионов в нагрузку и еще приплатить. Санкции дороже обходятся. (Как я оговорился в начале быть несогласным с тем как мы пришли в эту точку, и искать пути выхода из нее не меняя вектора движения — две совершенно не связанных вещи).

К сожалению люди не рациональны. Верят в духов, гомеопатию, существование «национальных интересов» и «суверенитета». Ведь с точки зрения реальных интересов 99% из 200 миллионов человек, абсолютно неважно где пройдет линия на карте. Но объективный факт состоит в том, что любая договоренность о линии позволит этим двухстам миллионам жить лучше, чем в ее отсутствие. А миллионы стариков проживут на пару лет дольше.
Но бывшие советские люди по обе стороны границы упорно и с радостью жертвуют своими реальными интересами ради размытых абстракций, а на самом деле, ради интересов вполне конкретных людей сидящих во властных кабинетах, ибо маршрут пролегания линии на карте затрагивает исключительно их реальные интересы.

Вот вы хотите, чтоб национальная сборная матч выиграла. Вам радостно от того, что выиграла и грустно, что проиграла. Но ваша реальная жизнь от этого не меняется. Может меняться жизнь игроков тренеров и владельцев стадиона, а вы погордились или погрустили и все.
Игра в границу отличается одним: вы реально платите за выигрыш. Если бы вам сказали что за выигрыш сборной вам придется отдать 15% своего годового дохода (а в случае РФ это примерная цена конфронтации с западом для среднего россиянина), а при проигрыша вам может даже 2-3% накинут. Желали бы в этом случае победы национальной команде?
Но не достучаться в оболваненные мозги. Уже столько поколений оболванивают – инерция.

И вот что мне в связи со всем этим пришло в голову.
Веке в 13 в Европе крестьяне знали, что принадлежат феодалу такому-то. Если их феодал оттяпал у соседа городок, это не вызывало особых восторгов крестьян. И им бы показалась крайне странной идея верности своему феодалу (то дело рыцарей). Еще более странной была бы идея войны против власти другого феодала, потому что он на другом языке говорит, или иначе трактует события прошлого. Какая разница?

А потом элита усовершенствовала манипулятивные технологии. (Я думаю, после крестовых походов, когда стало ясно, что куча дураков готово умирать за абстрактные идеи).
Народу стали объяснять, что они «нация». Случилось то, что в учебниках истории описывают как формирование национального самосознания. Началась столетняя война. А потом и много других войн, где некоторые воевали уже не только за деньги и земли, а за вбитые в головы абстракции, противоречащие объективным интересам их носителей.

Современные государства по итогу построили те феодалы, кто умело использовали технологию «патриотической» манипуляции. Создал целые мифологические комплексы: «родина», «земли предков», «захватчики», «ни пяди» и так далее. Потому что оболваненная такими понятиями армия, стоит дешевле чем наемники, может быть массовой и умирает с большей готовностью. Поэтому феодалы, не вложившиеся в новую манипулятивную технологию неизбежно проигрывали.

В общем-то все то же самое, но с классовых позиций объясняли марксисты. Пока сами не пришли к власти. И тут выяснилось, что эффективно можно воевать только через «братья и сестры», а не через «пролетарии всех стран объединяйтесь». Технология патриотического оболванивания была старше и оказалась эффективнее.

Так о чем это я?
Дело в том, что о объективные интересы сменивших названия но не суть феодалов и крестьян с 13 века не изменились. Просто нынешние феодалы манипулируют эффективнее, и накопленный культурный багаж помогает. Я не спорю, что манипуляция всегда прогрессивнее прямого принуждения, но сути это не меняет.

Мне вот интересно, смог бы один из крестьян века 13 объяснить другому, что им выгодно и важно, чтоб у их феодала был «суверенитет»? Сомневаюсь. Мудрее были наши предки:)

Читать

Плата за величие / 16 марта 2016

Хуже уже будет / 17 декабря 2015