Главная страница

facebook twitter livejournal email

О моде, как факторе межотраслевого перетока капитала

Экономика

Недавно выслушал целый ряд историй не очень удачливых инвесторов в IT и еще раз задумался о парадоксах восприятия и моде как факторе развития индустрий, в частности, и человечества в целом.

Информация, которая к нам поступает может быть, в том числе, разделена по принципу поступления из публичных/непубличных источников. Когда эти два типа информации входят в явное противоречие друг с другом это всегда повод задуматься.

Из публичной информации я знаю о множестве супер успешных IT проектов. Слышал, например, что World of tanks вложили три копейки а заработали сотни миллионов, а Facebook и Google так вообще сотни миллиардов. И все это не рублей.
И я понимаю, что это объективно так. Я в своей повседневной жизни пользуюсь фейсбуком и гуглом, и даже не играя в танки вижу их массивную рекламу в кипрском аэропорте и знаю людей, которые с ними сотрудничают. Все это объективно существует и создает ощущение возможности невероятного успеха.

С другой стороны я с разной степенью близости знаю не один десяток бизнесменов (да и сам такой) и от них слышал сильно больше за сотню разных инвестиционных историй, с рассказом о вложениях в разные индустрии и результатах, что называется «из первых уст».
Я сам не люблю аргументов в стиле «все мои знакомые голосовали за «Яблоко»». Они не научны. Однако, я не знаю никакой адекватной российской статистики на данную тему. О западной статистике скажу ниже.
Если же проанализировать опыт знакомых мне людей, которые инвестировали в IT (не путать теми, кто профессионально работает в индустрии, я говорю про чистых финансовых инвесторов), то я знаю почти исключительно о негативных результатах подобных инвестиций.

Т.е. скажем так: если агрегировать финансовый результат всех тех IT проектов про результат которых я лично (не важно правдиво или нет) слышал, то он будет резко отрицательным, а если агрегировать все остальные не IT проекты, про результат которых я также (не важно правдиво или нет) лично слышал, то их результат будет усредненно положительным.
Более того я лично (не путать с известным из газет) не знаю ни одного даже самого успешного IT проекта хоть сколько-нибудь сопоставимого по финансовому результату ну, например, с понятным мне строительным бизнесом. Но я знаю несколько примеров не IT инвестиций гораздо доходнее средне строительных.

При этом, публичное пространство (то что я знаю из прессы) создает прямо противоположную картинку великих прибылей и великих прорывов. И я ни на секунду не утверждаю, что все публично врут о своих результатах, просто внимание прессы сосредоточено на единицах счастливчиков, а не на десятках тысяч неудачников.

Гипотетически все неудачи можно списать на низкий профессиональный уровень моих знакомых. Но во-первых у нас вообще мало в каких отраслях профессиональные инвесторы и их результат в среднем лучше, а во-вторых, как правило, высокотехнологично протеряные деньги у человека уже были и продолжают где-то менее высокотехнологично зарабатываться и по сей день. Т.е. потерявшие «в инновациях» люди не идиоты.

Утверждение о низкой доходности IT проектов для инвесторов не обязательно означает низкую эффективность самих проектов. Просто результат проекта в разной ситуации по разному делится между инвесторами, менеджерами и работниками.
Если баланс спроса и предложения таков, что рабочая сила и вклад менеджеров в определенной индустрии сильно переоценены, относительно других индустрий, то они забирают большую часть эффекта даже успешного проекта оставляя инвесторам меньшую. И делая некоторые успешные по сути проекты неуспешными для финансовых инвесторов.

Про рабочую силу тезис очевиден – программисты у нас традиционно в лидерах рынка труда.

Про менеджмент опять таки наблюдение из личного опыта: в традиционных секторах в России стандартное соотношение распределения прибыли между финансовым и управляющим партнером составляет 90/10 (с вариациями конечно), что в целом отражает недостаток капитала в экономике. Чем меньше проект, тем больше доля управляющего партнера, но в целом в подавляющем большинстве российских секторов, владелец капитала получает значительно бОльшую долю экономического результата, чем управляющий.
В IT базовая пропорция долей финансовых и управляющих партнеров 50/50 иногда даже с перекосом в пользу управляющих.

Причем подобный перекос носит вполне себе рыночный характер. Конечно, в сравнении с другими отраслями это искажение, но искажение обусловленное балансом спроса и предложения на данном конкретном рынке, куда инвесторы приходят не столько в логике рассчета, сколько движимые МОДОЙ,обеспечивающей премии остальным участникам процесса,
о чем и скажу дальше.

Итак я убежден, что реальная инвестиционная привлекательность IT проектов в мире вообще и в России особенно, значительно меньше, чем укоренившееся в обществе представление об этой привлекательности. При этом крайне интересными представляются, как причины так и следствиях данного явления.

Причины:

1. Наиболее известное объяснение этого перекоса, сформулированное Н. Талебом, звучит так:
Из десятков тысяч актеров, приезжающих в Голливуд попытать счастья, единицы становятся супер-богатыми и известными, сотни неплохо зарабатывают, а подавляющее большинство теряет годы жизни и остается ни с чем.

Если сравнить средний доход актеров со средним доходом бухгалтеров или даже массажистов, то окажется, что в среднем бухгалтера или массажисты получают больше, чем в среднем актеры. Но разрекламированные в Forbes космические заработки Джонни Деба из года в год обеспечивают кино-индустрию почти бесплатной массовкой.

Интернет индустрия в этом смысле тот же Голливуд, где несколько растиражированных публичных примеров великого успеха обеспечивают отрасль притоком как финансовых, так и человеческих ресурсов.

Тут, кстати, человеческий ресурс, возможно даже важнее финансового. Т.к. на одного разбогатевшего в гараже Билла Гейтса приходятся десятки тысяч людей проработавших в гараже бесплатно.

2. В плановой экономике межотраслевой переток ресурсов, осуществлял Госплан, который (на основании не важно каких соображений) вдруг приходил к выводу, что та или иная отрасль экономики перспективна и требует межотраслевого субсидирования.

В рыночной экономике этот переток капитала осуществляют финансовые институты, а они движимы не только расчетом, но и модой. При этом мода иногда переигрывает расчет.
В США во второй половине 19 века было супермодно инвестировать в железные дороги. Их акции все время росли, а непубличными железнодорожными компаниями было модно владеть. Газетные статьи пестрели заголовками о том, как тот или иной строитель дорог стал миллионером.

Последующий ретроспективный анализ свидетельствует о том, что среднестатистический инвестор в железные дороги понес чистые убытки, хотя отдельные инвесторы преумножили капитал в десятки и сотни раз. На уровне экономики в целом, это означало, что существенная, в несколько процентов ВВП, часть ресурсов была переброшена из других секторов экономики в строительство железных дорог и обратно не вернулась.

Этот переток средств был обеспечен за счет лохов… извините аутсайдеров системы. Но важная для развития экономики железнодорожная инфраструктура была создана.
При этом не то, чтобы выигрыша от постройки дорог совсем не было. Он был. Но воспользовались им, в первую очередь, металлурги и фермеры, а во вторую все отрасли экономики понемногу. Владельцы железных дорог в среднем этим выигрышем не воспользовались, хотя строители – вполне.

История с инвестициями в интернет-технологии последних десятилетий во многом похожа на историю железных дорог полтора века назад. Кто-то заработал, многие потеряли, а значительную часть выигрыша получили смежные отрасли, например торговля и финансы.
Это не моя теория. Она, тем не менее, демонстрирует как мода заставила целый класс инвесторов осуществить в целом плохие инвестиции, во имя прогресса.

В отличие от предыдущих пунктов, работающих универсально следующие скорее российская особенность.

3. В России многие богатые люди осознают, что деньги заработали либо случайно, либо не очень честно, да и источники у многих не вот чтобы респектабельные.
Возможный успех инвестиций в IT легитимирует заработанное, причем не столько в глазах государства, сколько в глазах общества, окружения и своих собственных.
Это модно и круто. Поэтому я, в целом, думаю, что реальная отдача на инвестиции в IT даже меньше той про которую мне приходилось слышать.
И даже в случае неудачи подобная инвестиция дарит тебе историю про которую «не западло» рассказать, типа ты не просто завод отжал или знал куда взятки носить, а типа это … «инвестор в IT”.

4. В России данная индустрия менее криминализована, в ней меньшая доля административной ренты, что для многих существенный фактор привлекательности.

Все эти факторы меняют баланс спроса и предложения на рынке IT инвестиций сильно не в пользу инвесторов.

Последствия такого положения дел в мире вообще и в России особенно носят двоякий характер.

С одной стороны, «модные» проекты и их создатели получают необоснованные преимущества перед проектами из менее «модных» индустрий и гонящимися за модой инвесторами.
С другой, «модные» технологии развиваются быстрее, чем они могли бы это делать при конкурентном доступе к финансовому и человеческому капиталу. Двигая человечество вперед.

Не факт, кстати, что с точки зрения объективной реальности (о которой мы никогда не узнаем) опережающее развитие «модных» отраслей полезнее для человечества, чем опережающие развитие каких-то других. Однако мода по сути есть агрегация представлений большинства держателей ресурсов, о том, где должен произойти прорыв. Поэтому некоторая справедливость здесь просматривается.

Оговорка, которой я не стал перегружать логику текста выше. (Тем читателям, кто традиционно жалуется на длину моих текстов, читать точно не надо).
Сначала я планировал привести в подтверждение теории о низкой эффективности IT инвестиций убедительные данные биржевой статистики по США или ЕС. И мне это не удалось не смотря на изрядное потраченное время.
Если упражняться в строго биржевой статистике, то как не компануй бумагами абстрактное понятие IT, какой горизонт не бери (3-5-10 лет), во всех вариантах результат акций IT компаний далеко не первый в списке индустрий, но входит в пятерку- десятку первых и в 1,5-2 раза опережает средние показатели.
Поразмышляв над этим противоречием, я пришел к выводу, что компании, разместившиеся на бирже, в примере Талеба про Голливуд, это не обязательно суперзвезды, но те сотни актеров, которые зарабатывают относительно неплохо. Они зарабатывают в среднем лучше массажистов.
Основные потери несет голливудская «массовка» – то подавляющее большинство стартаперов и инвесторов, которые в своем развитии до биржи не дошли, а списали свое время и деньги, зафиксировав убытки, которые статистика не отражает.

Потом я нашел данные по возврату на инвестиции по индустриям среди непубличных компаний в США. Forbes выделяет 12 лидирующих по доходности среди подобных компаний индустрий. Которые крайне далеки от любых высоких технологий вообще и IT в частности.
Однако отсутствие информации по другим секторам и их общему числу, опять-таки не позволяет определить место IT в общем рейтинге привлекательности по экономике.
Поэтому еще раз особо подчеркну, что мой исходный тезис состоит не столько в абсолютно или относительно низкой привлекательности подобных инвестиций, сколько в драматическом разрыве между освещаемом в прессе (укоренившимся в общественном сознании) представлении об этом результате и реальности.
В
едь если мы возьмем с десяток различных рейтингов отраслей лидеров по отдаче на капитал по разным критериям подборки в США и ЕС, мы увидим, что большинство индустрий-лидеров – совсем не IT индустрия, а если взять индекс цитируемости или число газетных публикаций – то пропорция будет сильно отличаться, и некоторые реальные лидеры в этой пропорции будут почти не заметны.

Читать

Плата за величие / 16 марта 2016

Хуже уже будет / 17 декабря 2015